l_sylvanas: (flanelka)
Его светлости
князю Альфонсо Серафино ди Порча:

Позвольте мне поставить ваше имя в начале произведения истинно Парижского, обдуманного в вашем доме в последние дни. Разве не естественно преподнести вам цветы красноречия, взращенные в вашем саду и орошенные слезами сожалений, давших мне познать тоску по родине, которую утишали вы в те часы, когда я бродил в boschetti и вязы напоминали мне Елисейские поля? Быть может, этим я искуплю свою вину в том, что глядя на Duomo, я мечтал о Париже, что на чистых и красивых плитах Porta Renza я вздыхал о наших грязных улицах. Когда я подготовлю к выходу в свет книги, достойные посвящения миланским дамам, я буду счастлив встретить их имена, уже любезные сердцу ваших старинных итальянских новеллистов, среди имен любимых нами женщин, которым и прошу напомнить

об искренне преданном Вам
де Бальзаке.
Июль 1838 г.


Я случайно оказалась на мировой премьере оперы Лука Франческони "Обмани-смерть" (Trompe-la-mort, прозвище Вотрена, или Жака Коллена, в "Человеческой комедии" Бальзака).

Я просто хотела чем-то занять воскресенье и увидела, что есть не очень дорогие билеты в Пале Гарнье. Не узнав название, я подумала, что это просто что-то, чего я не знаю, а оказалось -- мировая премьера :). Раз уж это так, напишу кратко о своих впечатлениях.

Мне очень понравилось. Во-первых, была женщина-дирижер (Susanna Mälkki). Для меня это важно, и ради одного этого я готова идти, на самом деле (хоть когда я шла, я понятия не имела вообще ни о чем: ни что за опера, ни что за дирижер). Но что касается самой оперы: мне было интересно, и там были очень волнующие моменты, и несколько очень интересных музыкальных решений, особенно в партиях Вотрена и Эстер. Декорации были символические и произвели совершенно нужное впечатление, по-моему.

Однако я не думаю, что это шедевр, и главным образом потому, что постановка, мне кажется, полностью зависима от литературной основы. То есть я хочу сказать, что, если зритель не читал или не помнит романов Бальзака, то он ничего особо не поймет и не почувствует. И я думаю, что так быть не должно. (Мне могут возразить, что тем, кто не читал Бальзака, не место в опере, но я с этим не согласна, на этом и остановим спор).

Особенно сказанное выше касается Люсьена де Рюбампре. Хоть опера и называется "Обмани-смерть", но и у Бальзака, и, в конце концов, в самой опере немалый фокус именно на Люсьене. И вот мне показалось, что если зритель не читал романы, то никакого отклика этот оперный Люсьен уже не вызовет. Никакого понимания. Что такое для него было, когда перед ним закрылись двери особняка Гранлье, например (кстати, я вообще не уверена, что этот момент в опере можно вовремя понять, не читая романа: слишком условно показано). И это обидно, потому что весь смысл, по-моему, романов про Люсьена в том, что его жизнь читатель все-таки проживает вместе с ним, каков бы ни был Люсьен (а на самом деле, конечно, правда еще и в том, что мало кто из нас так уж лучше его).

А так -- ну, конечно, опера не просто так называется именно в честь Вотрена, и в финале он торжествует, а фоном идет освещение, как бы современный город, и мы переносимся в сегодняшний день и думаем о том, что ничего не изменилось

в человеческой комедии.
l_sylvanas: (flanelka)
Хотела для жж написать по-русски, но нет сил.

My Facebook feed became so politicized lately, that the only thing I can do is pay it back* with a somewhat politicized and perhaps somewhat random concert review. (*Livejournal, you just get this for free.)

I think I never cried in the Symphony (for the record: feeling like crying is how I judge the quality of an operatic performance), but today it came really close with the terrifying Shostakovich's 11th, dubbed "The year 1905", and its machine gun sounds followed by passages in which one can hear blood flowing on the snow, and people dying. And then the funeral toll, which of course mourned a lot more than the thousand lives that the "Bloody Sunday" claimed (as a lot more was to come).

Today's program was an all-Russian program, and yet it felt very relevant, given all the political unrest happening now. In addition to Shostakovich, we heard Tchaikovsky's "Mazeppa" overture, which no one today can probably listen to without thinking painfully of Russia and Ukraine---and of the general issues of divisiveness and tension between groups that is fueled by nationalism and that it is pretty much not possible to overcome, as sides are not concerned with each other's opinion and reasoning. And of the disastrous consequences that such tension often has.

Anyway, the third piece was Rachmaninov 4th, which, as the Symphony's writer put it, "does not make any reference to events or ideas beyond music itself". The writer goes on to suggest that this is possibly linked to the fact that, while Shostakovich (as well as Prokofiev, whom the writer calls the second great Soviet composer) remained in Soviet Russia, Rachmaninov emigrated to the U.S., became a naturalized citizen, and was able to "extend the ethos of Russian Romanticism well into the 20-th century". One thing I have to say about that (not claiming to say anything about Rachmaninov himself necessarily) is that indeed, immigration often results in a certain preservation, "freezing" of the stratum of culture that the person left with. And while "extending the ethos of Romanticism" may sound nice, today this whole notion actually triggers thoughts of immigration, integration (and lack thereof)---and especially thoughts of how we each live in a bubble of what we believe is the right way to live or sometimes simply "the truth".

Finally, there is an anecdote about Prokofiev that suddenly gained an additional meaning for me. Asked whether Prokofiev would consider emigrating to the U.S., he once said: "Oh but of course I would move to the U.S! But I cannot, while Rachmaninov is alive". What he was humorously referring to is undoubtfully the huge popularity that Rachmaninov enjoyed. Which is due to the fact that his music is very approachable, compared to that of Prokofiev. Which is because it stylistically belongs to the 19th century---in enough respects to be easier to digest by wider audiences (why that's the case is an interesting question, which I don't want to dive into here). Which makes me think of all those who are so willing to believe in economic statements and promises that really belong to another century. And, on the other hand, those who believe in the free press and some other things that I think also do not exist today.

Anyway, ars longa, vita breve.
l_sylvanas: (flanelka)
Поражена книгой Б. Акунина "История российского государства". Мне всерьез кажется иногда, что эта книга может совершить революцию, потому что есть шанс, что ее прочтут более или менее все. На месте учителей истории я бы любыми правдами и неправдами немедленно стала бы пользоваться ею как основным учебником: официально или неофициально. Потому ли, что Акунин очень талантлив "изначально" (?), или потому, что он лет 20 оттачивал писательское мастерство на детективных романах, но ему удалось невозможное: написать увлекательную и вместе с тем добросовестную книгу, охватывающую историю российского государства от Рюрика до не знаю еще, каких дней, потому что читаю еще только первый том. Я почти уверена, что эту книгу могут с удовольствием читать и дети любого возраста, и взрослые любого уровня. Самое главное в ней то, что повествование в любой момент имеет смысл, и поэтому это страшно интересно и еще и легко запоминается (вон я даже годы жизни Святослава запомнила, см. ниже).

Вот так.

Я speechless.

Моё любимое место so far, о спорности принятых годов жизни Святослава Игоревича:

Резоннее предположить, что «Повесть временных лет» обсчиталась в возрасте Ольгиного сына, и Святослав появился на свет не в 942 году, а несколько ранее. Тогда всё встает на свои места.

В том числе и описание первого боя, в котором участвовал маленький княжич. В 946 году, во время сражения с древлянами, он сидит на коне и бросает копье, подавая дружине сигнал к началу сражения. Как бы ни был резв и развит мальчуган, для четырехлетнего это все-таки чересчур.
l_sylvanas: (flanelka)
Ну-ка, кто без Гугла вспомнит? :) Привлекло мое внимание -- ну, понятно, почему:

"Как нередко бывает между эмигрантами с твердыми убеждениями, всякий раз, когда они встречались после разлуки, они не просто наверстывали прошедшее с последней встречи время, но старались высказать — посредством нескольких кратких, как пароль, слов, намеков, интонаций, непередаваемых на чужом языке,— свое отношение к последним событиям русской истории, к [...] годам безнадежной несправедливости, последовавших за [...]летием пробивавшей себе дорогу справедливости и блиставших вдали надежд."

Update: Никто не вспомнит, или никому не интересно :). В. В. Набоков, "Пнин". "...к тридцати пяти годам безнадежной несправедливости, последовавших за столетием пробивавшей себе дорогу справедливости и блиставших вдали надежд."
l_sylvanas: (flanelka)
Не так давно я из Википедии узнала, что, во-первых, жена Герцена в какой-то момент полюбила другого мужчину, революционного поэта-немца Гервега, и что соратники Герцена в последствии упрекали его, что он подверг жену моральному принуждению и помешал ей соединиться с любовником (любовник был нищ, так что не совсем понятно, как она могла бы с ним соединиться: либо их должен был бы содержать Герцен, либо жена Гервега). Во-вторых, я узнала, что Герцен потом жил с женой Огарева. Но сейчас не об этом, сейчас о первой истории.

Я-то, оказывается, в юности читала только первую часть "Былого и дум". А это все описано в другой части, и можно было прекрасно прочесть и тогда, и узнать тогда же, а не из Википедии. Причем упреки соратников -- это всё Википедии известно из непосредственно Герцена же, он сам об этом подробно пишет. Короче говоря, нам в основном известна его точка зрения на произошедшее. Но и из нее можно многое почерпнуть!

Герцен заходит издалека. Сначала он долго рассуждает об "античной", то есть патриархальной семье. Как смешно говорить о ней, как она устарела. Как в ней давно нет никакого смысла. Как смешна она в устах Прудона. И так далее.

Затем он переходит к более занимательному предмету, а именно -- что да, патриархальную семью следует отринуть, но ведь и отдать себя в рабство страстям точно так же недостойно мыслящего человека, и за что же боролись мы все эти годы и даже века, неужто за то, чтобы положить себя, подобно Самсону, к ногам Далилы, а уж женщина...

Тут он переходит к обсуждению положения женщины в современном (вторая половина 19-го века*) обществе. Долго и подробно говорит о том, как ужасно воспитание женщины в наше* время, как ей с детства внушают, что ее судьба как-то зависит от мужчин, от возможности замужества и сопряженных с ним аспектов, а потом вдруг требуют от нее неизвестно чего, и это в условиях, когда она ущемлена в возможностях. И только варвар может обвинять женщину в измене, да и вообще в чем бы то ни было, вот так.

Я читаю, киваю, соглашаюсь с каждым словом, но всё жду: когда же к делу?

Вот он уж и подходит прямо близко к теме: говорит о ревности и эмоциях. Ревность -- это нормально, это естественно, да-да. Не стоит пытаться отрицать этого чувства. Однако не нужно забывать, что мы не звери, что все эти века мы шли к торжеству разума и права, поэтому ревность, сколь бы естественна ни была, не должна застилать нам глаза...

Я в восторге. И тут А.И., наконец, доходит до дела и говорит: ну, а теперь я расскажу о том, что произошло со мной, в моей семье...

И следующие страниц 30 кааааак поливает Гервега грязью! Не было хуже в мире человека! Мне кажется, Гервег у него хуже Николая, про которого он однажды чуть не сказал швейцарскому учителю, сравнивавшему царя с наиболее кровавыми римскими тиранами: "Не оскорбляйте мертвецов!" Более того, не просто Гервег во всем виноват, но особенно -- жена Гервега Эмма, которая "развратила его своим тупым обожанием и деньгами". А как же "только варвар"?

Бедный** Александр Иванович. Нет, не бедный, конечно, просто ничто человеческое ему не чуждо, и от этого его книга только лучше, пожалуй :).

* По-моему, с тех пор не очень многое еще изменилось
** Жена Герцена умерла от болезни, вызванной отчасти и стрессом, пережитым во время истории с Гервегом. Она умерла после того***, как погиб ее сын, это было на следующий год после развязки любовной драмы. Герцен думал, что, если бы не драма, предшествовавшая трагедии, трагедию удалось бы пережить. Думаю, что Герцен до конца жизни, даже спустя 20 лет, не мог себе этого простить.
*** А может быть, она умерла после седьмых родов? Такое тоже вполне может быть. Может, Гервег, да и несчастный утопленник Коля, не очень были в этом виноваты, не особенно так?..
l_sylvanas: (flanelka)
У Герцена прочитала о Грановском:

«Лекции Грановского, – сказал мне Чаадаев, выходя с третьего или четвертого чтения из аудитории, битком набитой дамами и всем московским светским обществом, – имеют историческое значение». Я совершенно с ним согласен. (...) Излагая события, художественно группируя их, он говорил ими так, что мысль, не сказанная им, но совершенно ясная – представлялась тем знакомее слушателю, что она казалась его собственной мыслию.

Заключение первого курса было для него настоящей овацией, вещью, не слыханной в Московском университете. Когда он, оканчивая, глубоко тронутый, благодарил публику, – все вскочило в каком-то опьянении, дамы махали платками, другие бросились к кафедре, жали ему руки, требовали его портрета. Я сам видел молодых людей с раскрасневшимися щеками, кричавших сквозь слезы: «Браво! Браво!» Выйти не было возможности; Грановский, бледный как полотно, сложа руки, стоял, слегка склоняя голову; ему хотелось еще сказать несколько слов, но он не мог. Треск, вопль, неистовство одобрения удвоились, студенты построились на лестнице, в аудитории они предоставили шуметь гостям. Грановский пробрался, измученный, в совет; через несколько минут его увидели выходящего из совета, и снова бесконечное рукоплескание; он воротился, прося рукой пощады, и, изнемогая от волнения, взошел в правление. Там бросился я ему на шею, и мы молча заплакали.


Он, конечно, пишет, что это было и тогда неслыханно, но сегодня-то это, кажется, просто невозможно. Так удивительно мне, что гуманитарные науки когда-то волновали общество. Или все дело в таланте Грановского, и он и сегодня мог бы подобного добиться? Думаю, что нет. Просто тогда (в России: на Западе, думаю, уже нет) науки по-прежнему были достаточно синтетичны, отсюда верховенство гуманитарных.

Также интересно, выносила ли публика что-то с этих лекций, кроме эмоций. Думаю, что да, хотя бы общее направление взгляда какое-то.

Baby Expo

Aug. 24th, 2015 08:18 pm
l_sylvanas: (flanelka)
У Герцена:

"Вслед за ним взошел какой-то генерал, вычищенный, убранный, затянутый, вытянутый, в белых штанах, в шарфе, – я не видывал лучшего генерала. Если когда-нибудь в Лондоне будет выставка генералов, так, как в Цинциннати теперь Baby-Exhibition, то я советую послать именно его из Петербурга."

-- я посмотрела, правда есть какая-то до сих пор Cincinnati Baby Expo, но это, конечно, выставка товаров детских. Полагаю, что и в 19-м веке так было. Интересно, А.И. шутит* или правда прочитал в газете и подумал, что у диких американцев выставляют напоказ детей?


*ну, про генерала шутит, конечно
l_sylvanas: (flanelka)
Я сейчас на конференции, она в Азии, и много кто из Европы не приехал, в частности одна важная англичанка. И вот вчера вечером она присоединилась по скайпу для одной дискуссии, в которой она больше всех понимает, так что без нее было никак. Поначалу звук был в не очень, то есть вообще-то громкость была нормальная, просто иногда что-то там похрипывало. Но когда возникла пауза, наш "председатель" сказал: "Пока у нас тут пауза, я попробую сделать вас погромче..." -- и ненароком выкрутил громкость так, что, когда она в следующий раз заговорила, все содрогнулись, а у нее еще тембр такой, низкий, и говорит она всегда очень, как бы сказать, твердо. Потом все заржали, и Дэн сказал: "You just got very loud there for a moment". На что она с этим вот непередаваемым британским акцентом и интонацией (падающей) ответила (всё так же громогласно): "Did I?" -- "Yes, actually, you now sound like God".

И тут эта весьма серьезная женщина, к моей полной неожиданности, чрезвычайно артистически начинает вещать из динамиков с потолка уж совсем как Иерихонская труба, причем что-то в духе "И БУДЕТЕ ГОРЕТЬ В ГЕЕННЕ ОГНЕННОЙ!"

Вот это трудно, трудно описать словами, как и реакцию, которую это вызвало у присутствующих.

Вот эта прекрасная женщина.
l_sylvanas: (flanelka)
(с минуту сейчас искала, куда делась кнопка Post New Entry)

Всё-таки я с каким-то огромным трудом переключаюсь с одной задачи на другую. У меня даже, оказывается, есть в жизни два разных режима, которые могут длиться минимум -- сутки каждый (а максимум, наверное, не ограничен?), и между ними я тоже переключаюсь с огромным трудом (хотя я, было, надеялась: ну можно же один день так, другой эдак, что сложного с утра начать?). Режимы эти -- "Оля - представитель женского пола" и "Оля - представитель научного сообщества". Вот последние годы, в том числе летом, я пребывала во втором режиме спокойненько (выглядела при этом как черт, но меня это абсолютно не волновало). Ну, здоровье подпортила несколько, но в остальном ничего. А этим летом я не работаю практически и не учусь, и не уехала никуда ("Оля - путешественник" -- это самый лучший, третий режим, я бы в нем все время и пребывала, но он мне, к сожалению, не по карману). Поэтому я от нечего делать перешла в первый режим. Делаю маникюр, педикюр, завиваю какие-то локоны, одежду подбираю (и новой, конечно, накупила). Вообще сижу на диване и радуюсь себе (вместо того, чтобы сидеть на диване и переживать о несделанном, что бывает во втором режиме).

Одним словом, режим номер 1 не очень-то плох, и для здоровья, видимо, более полезен (так как не нервничаешь, а наоборот), но оказалось, что из него не выйти так просто! Вот мне надо бы несколько деньков поработать, а я не могу! Я могу только маникюр делать теперь! Вот почему так? Почему я такая инертная жутко, ну что сложного в том, чтобы настроиться на работу - и начать работать?

Хнык.
l_sylvanas: (flanelka)
[livejournal.com profile] vorobeika не так давно рассказывала, что погуглила что-то вроде "вечерние платья для полных женщин маленького роста" и была несколько озадачена результатами, то есть картинками, которые увидела. А я сегодня от [livejournal.com profile] di_diana узнала о существовании линии одежды Violeta, которая на вид -- для нормальных, я бы сказала, женщин, но только зачем-то они ее отделили, как будто это одежда для каких-то прямо особых монстров (так что на сайте Mango теперь три раздела: Men, Women и Violeta). Увидев одну из моделей, я воодушевилась и решила, что, может быть, там что-то может быть подходящее для меня:



Не тут-то было! Такая модель (примерно похожая на меня пропорциями) там только одна, а остальные -- ну, я бы сказала, 4-й размер, если не 2-й, а если они 2 метра ростом -- может, конечно, и 6-й им подойдет, хотя не знаю. Примерно такие, не жертвы Освенцима еще, но в общем худые:



Мало того, вся эта одежда (кстати, очень странная какая-то: какие-то жуткие мешковатые брюки, кому вообще такое может пойти?) бывает только начиная с 10-го размера, а это мне сильно велико (я обычно 6-й). Так что даже если бы мне там что-то и понравилось, купить бы я все равно не смогла. И вот мне интересно все-таки, они взяли моделей 4-го и 6-го размера (ну, при очень высоком росте -- возможно, это 6-й и 8-й соответственно), сделали на них фотографии, а потом выбросили в продажу всё то же самое, что и на фото, но сшитое уже на несколько размеров больше? Ну, наверное, да, а чё.

Как-то мне от всей этой индустрии сильно не по себе :).
l_sylvanas: (flanelka)
Многие мои друзья и сокурсники жили в общежитии МГУ на ул. Шверника. Я там, разумеется, часто бывала, и в какой-то момент возник у нас вопрос, кто же такой был этот Шверник. Как-то будучи в библиотеке взяли энциклопедию, посмотрели -- там было что-то абсолютно невразумительное, длинный перечень партийных должностей и (партийных же, то есть абстрактных совершенно) заслуг. Помню, что мы были в недоумении: что же это за человек и зачем в честь него улица?.. По наивности, мне тогда не приходило в голову, что подобного рода абстрактность может только об одном говорить ("Товарищи посоветовались и среди товарищей возникло мнение" -- из той же серии).

Оказывается, он возглавлял комиссию по расследованию убийства Кирова!

А, ну, вот теперь мне всё ясно, что это был за человек и зачем в честь него улица.

Update: Как-то я невнимательно прочла. В хрущевские уже времена была комиссия. Ну, всё равно любопытно :).
l_sylvanas: (flanelka)
Пытаюсь объяснить себе, почему в переводах французских текстов (например, Саган) обед все время называют завтраком. "Не хотите ли позавтракать со мной" -- это такое вежливое ухаживание (сразу на ужин приглашать -- неприлично, а на обед - можно). "Я вставала, шла на лекции, потом мы с Бертраном завтракали..." -- ну и постоянные упоминания времени дня (час дня, два часа). Я понимаю, что в советских словарях было написано: petit dejuener -- завтрак, dejeuner -- тоже завтрак (возможно, что-нибудь вроде "второй завтрак). Но все же понимали, что это обед? Или нет? Закавыка была в том, что люди и правда не знали, что вот это вот мероприятие, которое у французов происходит в районе полудня - часа дня, можно вполне назвать обедом? Или в том, что переведешь "обед", так тебе редактор исправит, скажет -- вот же, в словаре написано черным по белому "завтрак"? А скажешь: "Но у французов это означает обед!" -- вообще посадят, скажут: откуда это ты знаешь что-то про французов?

С ленчем было проще, так как было узаконено слово "ленч". Никто не понимал, что это, но догадывались, что что-то вроде обеда. Поэтому, что касается англоязычной литературы, путаница была больше с ужином: бывает ли у них ужин? И если бывает, то когда -- правда в полночь что ли? Вот нравы! (Кстати, [livejournal.com profile] anna_frid писала чудесно про луковый суп однажды, что, оказывается, это как раз то, что у французов традиционно подается к этому самому мифическому "ужину" -- в час ночи, если вы с друзьями засиделись, чтобы облегчить завтрашнее похмелье. Что-то, сетовала потом [livejournal.com profile] marie_lo, не припоминаю никаких луковых супов на парижских кухнях в час ночи).

P.S.: Не буду говорить здесь о Бальзаке и нескольких бутылках шампанского, которые принято было у его героев выпивать во время "завтрака" :). Для них это и правда был завтрак.
l_sylvanas: (flanelka)
У [livejournal.com profile] greenrose18 недавно говорили о том, зачем водить детей в музеи. Я, как всегда, двигала свою любимую теорию, что иначе выросшим детям нечем будет заполнить свою жизнь (потому что то, к чему они с легкостью и естественным образом тянулись в детстве, надоест, по определению: оно простое всё). А сегодня подумала, что тут есть, конечно, еще дополнительный слой.

Мы недавно ходили в театр тут у нас, в Сиэтле. У нас в Сиэтле -- ну, как уж есть. Например, однажды мы ходили на "Три сестры" -- и было неплохо. В филармонии иногда тоже может повезти. Но обычно - как обычно. И вот мы ходили на "Кошку на раскаленной крыше". А надо заметить, что я люблю американскую литературу, и даже особенно некоторые пьесы. Читала их не по разу, смотрела где-то хорошие постановки (пусть и на видео). Поэтому с "Кошки" сиэтловской я просто сразу ушла, не моргнув, и всё, и никаких проблем. Я же знаю, что это за пьеса и как ее можно ставить.

Сегодня посмотрели фильм с Тейлор. Я почему-то была уверена, что уже его видела; оказалось -- ничего подобного, никогда не видела (только знаменитые кадры, наверное). На удивление прекрасный фильм, хотя пьеса и оскоплена (можно именно так выразиться: вероятно, в 1958 году было нельзя по-другому).

Ну так я хотя бы знала, что он есть, этот фильм. Да бог с ним, с фильмом: даже если бы его не было, одна плохая постановка не могла испортить мне этой пьесы, и американской драмы, и литературы, и театра.

Спасибо родителям и учителям.
l_sylvanas: (flanelka)
В Моцарте всегда удивляет, что он написал все это более двухсот лет назад. Не меньше это удивляет и в Генделе (даже больше, если учесть, что Гендель был еще на сто лет раньше).

Была сегодня на "Семеле" в сиэтловской опере, и из этой постановки можно было с равным успехом изъять как все современные компоненты (лампочки на кроссовках Ириды) -- и все осталось бы точно так же, так и убрать всю античнообразную стилистику вроде хитонов -- и все равно все осталось бы точно так же.

Потому что человеческую натуру не переделать :).

Блестящая постановка, и снова огромное спасибо Стефани Блайт, за то, что она к нам приезжает петь. Но и остальные тоже были прекрасны.
l_sylvanas: (flanelka)
Наконец дошли руки (глаза? уши? ноги? задняя точка?) посмотреть постановку "Травиаты" 2013 года Ла Скала с Дианой Дамрау. Ее, вроде бы, сильно ругали и даже освистали в собственно театре (впрочем, кого там не освистывали?).

Вот я уже посмотрела целых полчаса, и я не понимаю, как это можно ругать. Режиссура же гениальна, просто гениальна! Позы, отношения между артистами пространственные, всё. Дамрау еще и поет прекрасно (и у нее есть нижние ноты!). Петр Бечала поет плохо, зато как отлично улыбается по-американски, руку всем жмет, шампанским облился, отряхивается -- красота. Ощущения, что ради него стоило бы жертвовать чем-то (как ради Доминго), нет, но, может, в этом и смысл, почему бы нет. Пусть будет история просто про Дамрау.

Кого-то, кажется, расстроили костюмы (?) и прическа служанки Виолетты. Ну, что ж, ради бога.
l_sylvanas: (flanelka)
Это, практически, копия моего письма дорогой подруге. Мне кажется, кому-то еще может быть тоже интересно.

Хочу рассказать о несколько необычном для меня опыте. Сегодня я присутствовала на странном мероприятии: ужин в очень хорошем (впрочем, бюджетном) итальянском ресторане в Сиэтле, где подавали и рекламировали итальянские вина, а в качестве развлечения жена импортёра ("this affair was the best thing that has happened to him since 1994 puligny montrachet") исполняла песни вроде O sole mio.

Для мероприятия в ресторане был специальный выделен стол на 20 человек, то есть мы сидели с какими-то еще людьми. За тем же столом сидела певица и ее муж, продавец вин ("продавец дождя"). Он пытался рекламировать свое вино, которое подавалось к ужину -- со средним успехом, но мы решили, что он еще молодой, еще есть время научиться. А его жена (меццо-сопрано) к каждому блюду исполняла номер. Вина, как я сказала, были итальянские, молодой человек был американец из Калифорнии, ныне проживающий в Нью Йорке, одет по нынешней моде, шерстяной жилетик под пиджаком, борода (конечно же; но не длинная, не как в России), брюки, кажется, вельветовые или какого-то такого рода.

Так вот, всё это было бы неплохо, но очень смущало, что он, в то время как его жена поднималась и шла петь к каждому блюду, представлял очередное вино, почему-то он при этом тыкал в пустое место за столом и говорил про это пустое место "моя жена", "моя жена". Прямо странно это было, особенно раз на четвертый. "И вот мы с моей женой..." -- тыкает в пустое место. И так несколько раз.

Что это было? Денис считает, что это были poor public speaking skills. А я не знаю.

Вина, впрочем, я купила у него, какого-то столового, в Европе такое 2 евро за литр, но у нас так просто не купишь.
l_sylvanas: (flanelka)
Как известно, из романа "Жизнь Клима Самгина", который никто почти не читал, все, тем не менее, усвоили две фразы: "А был ли мальчик?" и "А еще очки надел"
(на самом деле, кажется, "а еще в очках").

Любопытно, что в четырнадцатисерийном советском фильме эти две фразы связали воедино.

Дело в том, что Клима Самгина ("типичного" русского интеллигента, по Горькому) всю жизнь преследует эта фраза "А был ли мальчик?". Началось с того, что его мать завела роман с квартирантом богатым и успешным, более интересным как бы, чем отец Клима, которого в итогу они как-то выпроводили в Финляндию, и у квартиранта этого были тоже дети, среди них мальчик, с которым Клим быстро поссорился, естественно, потому что конкуренция, особенно на фоне отношений родителей. И вот потом этот мальчик на глазах у Клима утонул в проруби на катке, провалился. Клим пытался даже вытащить его, но как только почувствовал, что ползет сам, тут же отпустил. Но всем сказал, что мальчик этот сам выпустил ремень. А потом толпа прибежала, был шум-гам, и кто-то сказал: "А был ли мальчик-то?" -- и Клим за эти слова уцепился, чтобы от шока как-то спастись в тот момент и от чувства вины. Но потом под знаком этих слов проходит вся его жизнь, потому что, как только что-то неприятное, он сразу вспоминает эти слова и "прячется" как бы от неприятных мыслей об ответственности. Ну вот, а про очки -- это ему во время Ходынской давки кто-то сказал (если я не путаю; но если и не тогда -- то в общем во время восстания или давки), мол, что ты тут, еще очки надел, и в той сцене весь смысл просто в животном страхе, который он испытывает перед бунтующим и подавляемым народом и вообще перед всем этим. И вот в фильме (в книге я не помню этого) ему мать надевает эти очки, а потом сразу же сцена на катке. Ух.
l_sylvanas: (flanelka)
Прочитала "Жизнь Клима Самгина". Настолько крупных (в прямом, наверное, смысле) работ в литературе не так много, поэтому поневоле сравниваешь, и вдруг оказывается, что Толстой, которого мы так привыкли называть "реалистом" - романтик, а Горький, которого мы, в общем-то, нередко называем романтиком, -- очень даже реалист.

Хотя, с другой стороны, я не так давно обсуждала с коллегами "Анну Каренину", коллеги американцы были и голландцы, и они читали когда-то один раз. И они говорят мне: "Ну, а вот Левин, вот все же у него получилось в результате". А я им: "Да что вы, господа, он же от этого хотел повеситься?" -- не помнят, не заметили. Ну и я не заметила, когда первый раз читала. Может, просто надо еще раз прочитать, и тогда Горький опять романтиком покажется :).
l_sylvanas: (flanelka)
Сдала сегодня последний экзамен в UW CSE. В субботу выдадут диплом. Я читала, что люди, заканчивающие университет, особенно аспирантуру, впадают в депрессию, потому что -- вот они работали усердно, стремились к цели, а тут вдруг эта цель растаяла, причем ничего совершенно не изменилось в мире вокруг, нельзя как-то ощутить, в общем-то, что вот эта цель, к которой ты так стремился и ради которой стольким жертвовал, - она, собственно, хоть чего-то стоила и не была чистой абстракцией.

Это у меня еще хорошая ситуация: меня летом ожидают две конференции, а с осени начинается аспирантура. То есть я себе абстракцию продлила еще не на один год. Страшно подумать, действительно, что после аспирантуры-то бывает, но поразительно, что эффект имеет место в любом случае, то есть даже при наличии новой цели и определенных планов.
l_sylvanas: (flanelka)
Спустя четыре года, перечитываю "Курсив мой" Н. Берберовой. Очень странно и интересно: 4 года назад книга показалась невероятно умной и интеллигентной, объективной, несплетнической (в противопоставление Одоевцевой). Теперь другое: они с Одоевцевой у меня путаются (впрочем, О. я еще не перечитывала).

А вот цитата из тех, что на этот раз особенно оказываются близки к сердцу (про Н. Петровскую):

"Однажды Ходасевич вернулся домой в ужасе: он три часа провел в обществе ее и Белого - они сводили старые счеты: "Это было совершенно как в 1911 году, - говорил он. - Только оба были такие старые и страшные, что я едва не заплакал".

Profile

l_sylvanas: (Default)
l_sylvanas

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 11:35 am
Powered by Dreamwidth Studios